?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Дневник кардиомиоцита

Возможно, я уже это публиковала, но вдруг нет?
Великолепно! Спасибо автору
.

«Я не знаю, как долго мы продержимся, но я уже чувствую, как внутри меня разрушаются митохондрии, а ионы кальция садятся на фрагменты их крист. Прошло всего 15 минут, как мы поняли, что дело дрянь. Атеросклеротическая бляшка пробудилась, и никто из нас не был к этому готов. Томящийся в ней тромбопластин остановил тромбоциты и велел им начать агрегацию. Они, как загипнотизированные, начали выделять вазоконстрикторы- серотонин, тромбопластин А2-чтобы организовать тромб. В итоге, нам перекрыли доступ к кислороду. Разнеслось громкое сообщение: «Внимание! Включается экстренное коллатеральное кровообращение, будьте внимательны! Повторяю: включается экстренное коллатеральное кровообращение!» Но видели бы вы обреченность на мембране моих сотоварищей, когда они поняли, что аварийный кровоток их не спасет. Каждая клеточка начала чувствовать постепенно нарастающий дефицит АТФ. Все мы были вынуждены остановить работу мембранных помп. Ионы кальция и натрия заполнили цитоплазму, и вода пошла за ними. Ионы калия наоборот- воспользовавшись моментом, наконец-то выскользнули из клетки. Я знаю, что это может очень плохо сказаться на возбудимости и автоматизме клеток, но ничего не могу с этим поделать.»

«Прошло 30 минут. Я все еще держусь, но с ужасом понимаю, что весь запас гликоген, который я и мою товарищи берегли на черный день, израсходовался. Страшно представить, какие необратимые явления последуют дальше. Миофибриллы внутри расслабляются окончательно и бесповоротно, но я еще нахожу в себе силы писать эти строки. Кто-то должен рассказать, как все было на самом деле. Вы даже не представляете, что тут творится. Повсюду слышатся крики кардиомиоцитов, в которых кальций-зависимые протеазы и активированные ацидозом гидролазы разрушают внутриклеточные структуры. Наши миофиламенты распадаются, мембраны органелл разрушаются. Вокруг меня уже витают активные формы кислорода, я постараюсь скрыться от них. Я не должен умереть от перекисного окисления липидов мембран, пока рано…»

«Прошло пару часов. Мне повезло, я обнаружил рядом с собой интрамуральный сосудик, пока что смогу питаться от него. Остальные, кто держался лишь за счет анаэробного гликолиза, тихо стонут и погибают. Я вижу, что ферменты цикла Кребса в их митохондриях больше не функционируют. Если бы нашу зону покрасили теллуритом калия, то теллурит так и остался бы бледного цвета. К сожалению, у нас нет кислорода, чтобы восстановить его до теллура, тем самым окрасить в темный цвет и доказать, что мы живы…»

«Пережил половину суток, 12 часов страха и дикого ужаса. Просто молча наблюдаю за тем, как дегенерируют мышечные волокна. Ферменты цикла Кребса исчезли повсюду… Но есть еще надежда, но на периферии нашего ишемизированного участка остались ребята, в которых сохранена их слабая активность. Возможно, они справятся и выживут. Я верю в это…»

«Надо же, уже прошло 18 часов. Ядра кардиомиоцитов сморщиваются, распадаются, клетки погибают и перед смертью они выбрасывают ферменты креатинкиназу и трансаминазы, как сигнал о помощи. Надеюсь, обнаружив их, врачи поймут, что мы нуждаемся в срочной поддержке.»

«С добрым утром меня. Прошло более суток, а я все еще с вами. Надолго ли?.. Вокруг полная зона отчуждения- крупные поля фуксинофильной дегенерации. Вдали, на горизонте, видна демаркационная зона. Оттуда, из полнокровных сосудов микроциркуляции, лейкоциты уже несутся к нам, в зону некроза, вовсю прыть. Ну-с, встретим их, как подобает. »

«4-5 сутки. На смену лейкоцитам пришли макрофаги. Они полностью взяли ситуацию под свой контроль, активно убирают трупы моих товарищей. Иногда они проходят мимо меня и предупреждают, что скоро подойдут фибробласты, чтобы начать рубцевание. Но я уже ничего не боюсь, меня теперь не запугаешь.»

«Идет вторая неделя. Макрофаги все занимаются размягчением и резорбцией тканей, а я подшучиваю над ними, говоря, что своей старательностью они доведут дело до острой аневризмы сердца. Макрофаги недовольно поглядывают в мою сторону, а я лишь улыбаюсь в ответ. А что еще остается делать? Только наблюдать. Наблюдать за тем, как от зоны здоровых клеток постепенно наползает юная грануляционная ткань, но она никогда не заменит моих погибших друзей. А еще порою доходят новости о сохранном миокарде. Я очень рад, что мои товарищи справились с нагрузкой, которая на них свалилась. Наверно, им здорово досталось. Пришлось размножить митохондрии, рибосомы, а затем и миофибрилл внутри цитоплазмы. Да, гипертрофия, она такая, что тут еще скажешь…Интересно, а я бы смог также, как они?»

«Потерял счет дням, но по-моему скоро будет 4 неделя. Безразлично наблюдаю, как меня замуровывают заживо. Грануляционная ткань созревает и превращается в зрелую грубоволокнистую соединительную. Теперь я нахожусь в крупном очаге кардиосклероза. До сих пор не могу поверить в то, что остался совершенно один…Абсолютно один в этой пустынной рубцовой ткани. Вокруг такая тишина… Кто, кто теперь найдет эти записи? Кто услышит о моей истории? Не знаю … Но если сейчас вы читаете эти строки, значит, моя работа была не напрасна!»

Записи были найдены рядом с трупом кардиомиоцита и переданы лично в руки вашему покорному слуге.

Автор - Валерия Петрова (с)

Стащено из ВК

Псковский планетарий

Как водится, я посетила планетарий и во Пскове. Если в каком-либо городе есть планетарий, то скоро я приеду в этот город.



Планетарий маленький, сам аппарат старенький, по-видимому, не Цейс.
Сотрудники планетария стараются привлекать внимание к науке: проводятся конкурсы, выстави поделок, в здании висят самодельные плакаты на астрономическую тематику. Программ под куполом довольно много, есть что выбрать и детям, и тем, кто постарше.

подсмотреть - а вдруг там что-то не такCollapse )

Дневник кардиомиоцита

В рамках ностальгии по предыдущей работе.

Дневник кардиомиоцита- свидетеля развития инфаркта миокарда.

«Я не знаю, как долго мы продержимся, но я уже чувствую, как внутри меня разрушаются митохондрии, а ионы кальция садятся на фрагменты их крист. Прошло всего 15 минут, как мы поняли, что дело дрянь. Атеросклеротическая бляшка пробудилась, и никто из нас не был к этому готов. Томящийся в ней тромбопластин остановил тромбоциты и велел им начать агрегацию. Они, как загипнотизированные, начали выделять вазоконстрикторы- серотонин, тромбопластин А2-чтобы организовать тромб. В итоге, нам перекрыли доступ к кислороду. Разнеслось громкое сообщение: «Внимание! Включается экстренное коллатеральное кровообращение, будьте внимательны! Повторяю: включается экстренное коллатеральное кровообращение!» Но видели бы вы обреченность на мембране моих сотоварищей, когда они поняли, что аварийный кровоток их не спасет. Каждая клеточка начала чувствовать постепенно нарастающий дефицит АТФ. Все мы были вынуждены остановить работу мембранных помп. Ионы кальция и натрия заполнили цитоплазму, и вода пошла за ними. Ионы калия наоборот- воспользовавшись моментом, наконец-то выскользнули из клетки. Я знаю, что это может очень плохо сказаться на возбудимости и автоматизме клеток, но ничего не могу с этим поделать.»

«Прошло 30 минут. Я все еще держусь, но с ужасом понимаю, что весь запас гликоген, который я и мою товарищи берегли на черный день, израсходовался. Страшно представить, какие необратимые явления последуют дальше. Миофибриллы внутри расслабляются окончательно и бесповоротно, но я еще нахожу в себе силы писать эти строки. Кто-то должен рассказать, как все было на самом деле. Вы даже не представляете, что тут творится. Повсюду слышатся крики кардиомиоцитов, в которых кальций-зависимые протеазы и активированные ацидозом гидролазы разрушают внутриклеточные структуры. Наши миофиламенты распадаются, мембраны органелл разрушаются. Вокруг меня уже витают активные формы кислорода, я постараюсь скрыться от них. Я не должен умереть от перекисного окисления липидов мембран, пока рано…»

«Прошло пару часов. Мне повезло, я обнаружил рядом с собой интрамуральный сосудик, пока что смогу питаться от него. Остальные, кто держался лишь за счет анаэробного гликолиза, тихо стонут и погибают. Я вижу, что ферменты цикла Кребса в их митохондриях больше не функционируют. Если бы нашу зону покрасили теллуритом калия, то теллурит так и остался бы бледного цвета. К сожалению, у нас нет кислорода, чтобы восстановить его до теллура, тем самым окрасить в темный цвет и доказать, что мы живы…»

«Пережил половину суток, 12 часов страха и дикого ужаса. Просто молча наблюдаю за тем, как дегенерируют мышечные волокна. Ферменты цикла Кребса исчезли повсюду… Но есть еще надежда, но на периферии нашего ишемизированного участка остались ребята, в которых сохранена их слабая активность. Возможно, они справятся и выживут. Я верю в это…»

«Надо же, уже прошло 18 часов. Ядра кардиомиоцитов сморщиваются, распадаются, клетки погибают и перед смертью они выбрасывают ферменты креатинкиназу и трансаминазы, как сигнал о помощи. Надеюсь, обнаружив их, врачи поймут, что мы нуждаемся в срочной поддержке.»

«С добрым утром меня. Прошло более суток, а я все еще с вами. Надолго ли?.. Вокруг полная зона отчуждения- крупные поля фуксинофильной дегенерации. Вдали, на горизонте, видна демаркационная зона. Оттуда, из полнокровных сосудов микроциркуляции, лейкоциты уже несутся к нам, в зону некроза, вовсю прыть. Ну-с, встретим их, как подобает. »

«4-5 сутки. На смену лейкоцитам пришли макрофаги. Они полностью взяли ситуацию под свой контроль, активно убирают трупы моих товарищей. Иногда они проходят мимо меня и предупреждают, что скоро подойдут фибробласты, чтобы начать рубцевание. Но я уже ничего не боюсь, меня теперь не запугаешь.»

«Идет вторая неделя. Макрофаги все занимаются размягчением и резорбцией тканей, а я подшучиваю над ними, говоря, что своей старательностью они доведут дело до острой аневризмы сердца. Макрофаги недовольно поглядывают в мою сторону, а я лишь улыбаюсь в ответ. А что еще остается делать? Только наблюдать. Наблюдать за тем, как от зоны здоровых клеток постепенно наползает юная грануляционная ткань, но она никогда не заменит моих погибших друзей. А еще порою доходят новости о сохранном миокарде. Я очень рад, что мои товарищи справились с нагрузкой, которая на них свалилась. Наверно, им здорово досталось. Пришлось размножить митохондрии, рибосомы, а затем и миофибрилл внутри цитоплазмы. Да, гипертрофия, она такая, что тут еще скажешь…Интересно, а я бы смог также, как они?»

«Потерял счет дням, но по-моему скоро будет 4 неделя. Безразлично наблюдаю, как меня замуровывают заживо. Грануляционная ткань созревает и превращается в зрелую грубоволокнистую соединительную. Теперь я нахожусь в крупном очаге кардиосклероза. До сих пор не могу поверить в то, что остался совершенно один…Абсолютно один в этой пустынной рубцовой ткани. Вокруг такая тишина… Кто, кто теперь найдет эти записи? Кто услышит о моей истории? Не знаю … Но если сейчас вы читаете эти строки, значит, моя работа была не напрасна!»

Записи были найдены рядом с трупом кардиомиоцита и переданы лично в руки вашему покорному слуге.

Автор - Валерия Петрова (с)

Стащила из вконтакта
https://vk.com/chumovoydoctor

Умные синички

Ученые впервые расшифровали геном большой синицы, одной из самых интеллектуальных птиц в мире. Оказалось, что особенно сильно естественный отбор действовал на гены синиц, отвечающие за способность к обучению и память.

Результаты работы международного коллектива ученых опубликованы в журнале Nature Communications. Среди авторов статьи – Андрей Бушуев и Анвар Керимов из МГУ им. М.В. Ломоносова.

Большие синицы наряду с попугаями и воронами входят в число 3% самых интеллектуальных птиц в мире. Чтобы разобраться, почему синицы стали такими умными, ученые решили проследить за их эволюцией на генетическом уровне.

Исследователи полностью расшифровали геном одной синицы из Голландии, а также дополнительно изучили гены 29 синиц из разных европейских стран, от Испании до Финляндии. Выяснилось, что по сравнению с прочими участками хромосом у синиц резко снижено разнообразие генов, отвечающих за развитие нервных клеток, обучение и память. Следовательно, что на эти гены сильно действовал естественный отбор, отбраковывавший особи с неблагоприятными вариациями.

В особенности отбор повлиял на гены EGR1 и FOXP2 – по мнению специалистов, они регулируют социальную коммуникацию и пение. Кроме того, ученые обнаружили, что характер метилирования генов, связанных с интеллектом, у синиц и людей совпадает. Метилированием называется добавление CH3-групп к нуклеотидам ДНК, которое регулирует активацию генов. Такмм образом, открытие доказывает, что развитие интеллекта у синиц контролируются теми же эпигенитическими механизмами, что и у нас.

Источник

Технологии 21го века

Я сегодня узнала о том, как исключительно в мирных, даже в полезных, целях используют 'три Дэ принтер'. Очень клёво получается.
Пока ещё не расскажу. Чуть позже.
Что купить

Театр начинается с вешалки, а микросъёмка с покупки оборудования, и прежде всего — микроскопа. Одна из основных его характеристик — набор доступных увеличений, которые определяются произведением увеличений окуляра и объектива.

[Spoiler (click to open)]Не всякий биологический образец хорош для просмотра при большом увеличении. Связано это с тем, что чем больше увеличение оптической системы, тем меньше глубина резкости. Следовательно, изображение неровных поверхностей препарата частично будет размыто. Поэтому важно иметь набор объективов и окуляров, позволяющий вести наблюдения с увеличением от 10—20 до 900—1000×. Иногда бывает оправданно добиться увеличения 1500× (окуляр 15 и объектив 100×). Большее увеличение бессмысленно, так как более мелкие детали не позволяет видеть волновая природа света.

Следующий немаловажный момент — тип окуляра. «Сколькими глазами» вы хотите рассматривать изображение? Обычно выделяют монокулярную, бинокулярную и тринокулярную его разновидности. В случае монокуляра придётся щуриться, утомляя глаз при длительном наблюдении. В бинокуляр смотрят обоими глазами (не следует путать его со стереомикроскопом, дающим объёмное изображение). Для фото- и видеосъёмки микрообъектов понадобится «третий глаз» — насадка для установки аппаратуры. Многие производители выпускают специальные камеры для своих моделей микроскопов, но можно использовать и обычный фотоаппарат, купив к нему переходник.

Наблюдение при больших увеличениях требует хорошего освещения в силу небольшой апертуры объективов. Световой пучок от осветителя, преобразованный в оптическом устройстве — конденсоре, освещает препарат. В зависимости от характера освещения существует несколько способов наблюдения, самые распространённые из которых — методы светлого и тёмного поля. В первом, самом простом, знакомом многим ещё со школы, препарат освещают равномерно снизу. При этом через оптически прозрачные детали препарата свет распространяется в объектив, а в непрозрачных он поглощается и рассеивается. На белом фоне получается тёмное изображение, отсюда и название метода. С тёмнопольным конденсором всё иначе. Световой пучок, выходящий из него, имеет форму конуса, лучи в объектив не попадают, а рассеиваются на непрозрачном препарате, в том числе и в направлении объектива. В итоге на тёмном фоне виден светлый объект. Такой метод наблюдения хорош для исследования прозрачных малоконтрастных объектов. Поэтому, если вы планируете расширить набор методов наблюдения, стоит выбирать модели микроскопов, в которых предусмотрена установка дополнительного оборудования: конденсора тёмного поля, тёмнопольной диафрагмы, устройств фазового контраста, поляризаторов и т.п.

Оптические системы не идеальны: прохождение света через них сопряжено с искажениями изображения — аберрациями. Поэтому объективы и окуляры стараются изготавливать так, чтобы эти аберрации максимально устранить. Всё это сказывается на их конечной стоимости. Из соображений цены и качества имеет смысл покупать планахроматические объективы для профессиональных исследований. Сильные объективы (с увеличением, например, 100×) имеют числовую апертуру больше 1 при использовании иммерсии, масла с высоким показателем преломления, раствора глицерина (для УФ-области) или просто воды. Поэтому, если кроме «сухих» объективов вы берёте ещё и иммерсионные, стоит заранее позаботиться об иммерсионной жидкости. Её показатель преломления обязательно должен соответствовать конкретному объективу.

Иногда следует обратить внимание на устройство предметного столика и рукояток для управления им. Стоит выбрать и тип осветителя, которым может быть как обычная лампа накаливания, так и светодиод, который ярче и греется меньше. Микроскопы тоже имеют индивидуальные особенности. Каждая дополнительная опция — это добавка в цене, поэтому выбор модели и комплектации остаётся за потребителем.

Сегодня нередко покупают недорогие микроскопы для детей, монокуляры с небольшим набором объективов и скромными параметрами. Они могут послужить хорошей отправной точкой не только для исследования микромира, но и для ознакомления с основными принципами работы микроскопа. После этого ребёнку уже стоит купить более серьёзное устройство.

Как смотреть

Можно купить далеко не дешёвые наборы готовых препаратов, но тогда не таким ярким будет ощущение личного участия в исследовании, да и наскучат они рано или поздно. Поэтому следует позаботиться и об объектах для наблюдения, и о доступных средствах для подготовки препаратов.

Наблюдение в проходящем свете предполагает, что исследуемый объект достаточно тонок. Даже кожура ягоды или фрукта слишком толста, поэтому в микроскопии исследуют срезы. В домашних условиях их делают обычными бритвенными лезвиями. Чтобы не смять кожуру, её помещают между кусочками пробки или заливают парафином. При определённой сноровке можно достигнуть толщины среза в несколько клеточных слоёв, а в идеале следует работать с моноклеточным слоем ткани — несколько слоёв клеток создают нечёткое сумбурное изображение.

Исследуемый препарат помещают на предметное стекло и в случае необходимости закрывают покровным. Купить стёкла можно в магазине медицинской техники. Если препарат плохо прилегает к стеклу, его фиксируют, слегка смачивая водой, иммерсионным маслом или глицерином. Не всякий препарат сразу открывает свою структуру, иногда ему нужно «помочь», подкрасив его форменные элементы: ядра, цитоплазму, органеллы. Неплохими красителями служат йод и «зелёнка». Йод достаточно универсальный краситель, им можно окрашивать широкий спектр биологических препаратов.

При выезде на природу следует запастись баночками для набора воды из ближайшего водоёма и маленькими пакетиками для листьев, высохших остатков насекомых и т.п.

Что смотреть

Микроскоп приобретён, инструменты закуплены — пора начинать. И начать следует с самого доступного — например, кожуры репчатого лука. Тонкая сама по себе, подкрашенная йодом, она обнаруживает в своём строении чётко различимые клеточные ядра. Этот опыт, хорошо знакомый со школы, и стоит провести первым. Луковую кожуру нужно залить йодом на 10—15 минут, после чего промыть под струёй воды.

Кроме того, йод можно использовать для окраски картофеля. Срез необходимо сделать как можно более тонким. Буквально 5—10 минут его пребывания в йоде проявят пласты крахмала, который окрасится в синий цвет.

На балконах часто скапливается большое количество трупиков летающих насекомых. Не торопитесь от них избавляться: они могут послужить ценным материалом для исследования. Как видно из фотографий, вы обнаружите, что на крыльях насекомых есть волоски, которые защищают их от намокания. Большое поверхностное натяжение воды не позволяет капле «провалиться» сквозь волоски и коснуться крыла.

Если вы когда-нибудь задевали крыло бабочки или моли, то, наверное, замечали, что с неё слетает какая-то «пыль». На снимках отчётливо видно, что это не пыль, а чешуйки с крыльев. Они имеют разную форму и довольно легко отрываются.

Кроме того, с помощью микроскопа можно изучить строение конечностей насекомых и пауков, рассмотреть, например, хитиновые плёнки на спине таракана. И при должном увеличении убедиться, что такие плёнки состоят из плотно прилегающих (возможно, сросшихся) чешуек.

Не менее интересный объект для наблюдения — кожура ягод и фруктов. Однако либо её клеточное строение может быть неразличимым, либо её толщина не позволит добиться чёткого изображения. Так или иначе, придётся сделать немало попыток, прежде чем получится хороший препарат: перебрать разные сорта винограда, чтобы найти тот, у которого красящие вещества кожуры имели бы интересную форму, или сделать несколько срезов кожицы сливы, добиваясь моноклеточного слоя. В любом случае вознаграждение за проделанную работу будет достойным.

Ещё более доступны для исследования трава, водоросли, листья. Но, несмотря на повсеместную распространённость, выбрать и приготовить из них хороший препарат бывает непросто. Самое интересное в зелени — это, пожалуй, хлоропласты. Поэтому срез должен быть исключительно тонким.

Приемлемой толщиной нередко обладают зелёные водоросли, встречающиеся в любых открытых водоёмах. Там же можно найти плавучие водоросли и микроскопических водных обитателей — мальков улитки, дафний, амёб, циклопов и туфелек. Маленький детёныш улитки, оптически прозрачный, позволяет разглядеть у себя биение сердца.

Сам себе исследователь

После изучения простых и доступных препаратов захочется усложнить технику наблюдения и расширить класс исследуемых объектов. Для этого понадобится и специальная литература, и специализированные средства, свои для каждого типа объектов, но всё-таки обладающие некоторой универсальностью. Например, метод окраски по Граму, когда разные виды бактерий начинают различаться по цвету, можно применить и для других, не бактериальных, клеток. Близок к нему и метод окраски мазков крови по Романовскому. В продаже имеется как уже готовый жидкий краситель, так и порошок, состоящий из его компонентов — азура и эозина. Их можно купить в специализированных магазинах либо заказать в интернете. Если раздобыть краситель не удастся, можно попросить у лаборанта, делающего вам анализ крови в поликлинике, стёклышко с окрашенным её мазком.

Продолжая тему исследования крови, следует упомянуть камеру Горяева — устройство для подсчёта количества клеток крови и оценки их размеров. Методы исследования крови и других жидкостей с помощью камеры Горяева описаны в специальной литературе.

***

В современном мире, где разнообразные технические средства и устройства находятся в шаговой доступности, каждый сам решает, на что ему потратить деньги. Это может быть дорогостоящий ноутбук или телевизор с запредельным размером диагонали. Находятся и те, кто отводит свой взор от экранов и направляет его далеко в космос, приобретая телескоп. Микроскопия может стать интересным хобби, а для кого-то даже и искусством, средством самовыражения. Глядя в окуляр микроскопа, проникают глубоко внутрь той природы, часть которой мы сами.


***

«Наука и жизнь» о микросъёмке:

Микроскоп «Аналит» — 1987, № 1.

Ошанин С. Л. С микроскопом у пруда. — 1988, № 8.

Ошанин С. Л. Невидимая миру жизнь. — 1989, № 6.

Милославский В. Ю. Домашняя микрофотография. — 1998, № 1.

Мологина Н. Фотоохота: макро и микро. — 2007, № 4.

***

Словарик к статье

Апертура — действующее отверстие оптической системы, определяемое размерами зеркал, линз, диафрагм и других деталей. Угол α между крайними лучами конического светового пучка называется угловой апертурой. Числовая апертура А = n sin(α/2), где n — показатель преломления среды, в которой находится объект наблюдения. Разрешающая способность прибора пропорциональна А, освещённость изображения А2. Чтобы увеличить апертуру, применяют иммерсию.

Иммерсия — прозрачная жидкость с показателем преломления n > 1. В неё погружают препарат и объектив микроскопа, увеличивая его апертуру и тем самым повышая разрешающую способность.

Планахроматический объектив — объектив с исправленной хроматической аберрацией, который создаёт плоское изображение по всему полю. Обычные ахроматы и апохроматы (аберрации исправлены для двух и для трёх цветов соответственно) дают криволинейное поле, которое исправить невозможно.

Фазовый контраст — метод микроскопических исследований, основанный на изменении фазы световой волны, прошедшей сквозь прозрачный препарат. Фаза колебания не видна простым глазом, поэтому специальная оптика — конденсор и объектив — превращает разность фаз в негативное или позитивное изображение.

Моноциты — одна из форм белых клеток крови.

Хлоропласты — зелёные органеллы растительных клеток, отвечающие за фотосинтез.

Эозинофилы — клетки крови, играющие защитную роль при аллергических реакциях.

Источник

Осмосис Джонс

Актуальный мультик. То есть кино-мультик. Смотрим, переходя по ссылке.

http://multfilmchiki.ru/zarubej/1335-osmosis-dzhons.html

Вот описание из Вики:

Осмосис Джонс (англ. Osmosis Jones) — американский комедийный фильм с элементами анимации, где анимация выполнена режиссёрами Томом Сито и Пьетом Круном, а живые сцены сняты Братьями Фаррелли. Необычность этого жанра в том, что анимация происходит в живом человеке.


Фрэнк Деторри — овдовевший, неопрятный рабочий по уходу за животными в зоопарке на Род-Айленде, который огорчает свою маленькую дочь Шейн. Он ест компульсивно нездоровую пищу и не проявляет заботы о микроорганизмах или о болезнях. Он пытался съесть яйцо вкрутую с майонезом и солью, но шимпанзе уронил его в грязь, Фрэнк поднимает его и съедает, используя правило 5 секунд как оправдание антисанитарного акта.

Внутри тела Фрэнка, Осмосис «Оззи» Джонс, агент FPD, забавный, ищущий приключения лейкоцит и полицейский бунтарь, часто не подчиняющийся власти и делающий то, что считает правильным. Он вырос бедным на «Южной Стороне» Фрэнка и часто высмеивается его коллегами-полицейскими. Его переправили в рот чтобы сражаться с бактериями, попадающих через приём пищи, после того, как он вынудил Фрэнка вырвать на учительницу Шейн, миссис Бойд. После нескольких новоприбывших, уверяющих что они гингивиты, и укравших машину, Оззи и его напарник, который управлял вертолётом, были направлены в лёгкие сильным зевком во время погони. После того как бактерии ускользнули и прошли через "Имунную " юрисдикцию, Осмозис не подчиняясь приказам начальства, продолжает преследование пешком. Бактерии спасаются и Оззи случайно выстрелом попадает в ногу Фрэнка и вызывает спазм.

Тем временем, пока слюнные клетки работали во рту, очищая его от остатков грязного яйца, появляется вирус по имени Трэкс (Лоуренс Фишбёрн) и убив клетки, идет в левую подмышку чтобы призвать некоторых микробов для того, чтобы запустить смертельную инфекцию под видом обычной простуды, пока строилось что-то побольше ...
Пролетело недавно сообщение, мол, открыли.
Не то чтобы открыли, и не то чтобы волны.
Кому интересно - под кат: там огромное количество букв, картинки и ссылки о том кто что и как открыл.

Источник - http://elementy.ru/news/432215

читать и смотреть умные картинкиCollapse )

Найдены гены МДП

Большая международная группа ученых из клиники Боннского и Базельского университетов, Центрального института психического здоровья в Мангейме обнаружили пять участков генов, с которыми связано развитие биполярного аффективного расстройства. По мнению ученых, открытие поможет создать новый подход к лечению этого опасного психического заболевания.

читатьCollapse )

Источник
Оригинал взят у universal_inf в Большой взрыв. Рождение и развитие Вселенной
Оригинал взят у universal_inf в 1.1. Большой взрыв. Рождение и развитие Вселенной
Вселенная началась с Большого взрыва. Большой взрыв не взорвал космос, а создал его. Создал из ничего. Во всяком случае мы сейчас так думаем. Чтобы понять современные теории о Вселенной, факт создания из ничего нужно принять. Но в отличие от религиозной догматики научные допущения не объявляются непреложной истиной. О них мы говорим так: «Пока мы понимает это так. Но ничего не мешает вам открыть что-то новое и изменить наше понимание. Дерзайте!»

Большой взрыв

Read more...Collapse )



Profile

leebman
Татьяна

Latest Month

September 2020
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Syndicate

RSS Atom

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner