Татьяна (leebman) wrote,
Татьяна
leebman

Categories:

Герард Меркатор

Очень интересный текст о картографии и отце современных гуглокарт. И мног еще интересного.

Взято отсюда.

Под катом у меня лишь копия текста. А по ссылке - много картинок, иллюстраций карт того времени, описания к ним, интересные интерактивные штучки и в конце большой список источников, с которыми работали авторы для написания текста ( и список авторов).

В XVI веке фламандский картограф Герард Меркатор нашёл новый способ показать мир на плоскости. Мы изучили его карту, описали самые грубые ошибки, отыскали курьёзные факты и объяснили преимущества, благодаря которым это изображение земного шара остаётся востребованным и сейчас.

ЗДЕСЬ ЖИВУТ ЧУДОВИЩА
Географические карты — зеркало человеческого знания об окружающем мире. Они позволяют сопоставить современные знания с тем, что знали наши предки. Первые картографические изображения, появившиеся десятки тысяч лет назад, были ограничены во всех смыслах — и в том, что касается их достоверности, и в плане размеров описываемых территорий. Вплоть до Средних веков география европейского мира не выходила за пределы трёх частей света. Большинство карт были, скорее, предметом искусства, нежели инструментом навигации.

В Средние века неизвестные земли и моря у картографов стали выступать в качестве плацдарма для воображения. Считалось, что в mare incognitum и terra incognita (с лат. «неизвестные моря» и «неизвестные земли») обязательно скрывается нечто опасное, поэтому под влиянием народного фольклора и Библии на картах стали появляться морские чудовища и вымышленные существа.

В позднем Средневековье два направления картографии начали развиваться параллельно. С одной стороны, космографы изучали устройство Вселенной в целом и разрабатывали так называемые mappa mundi (с лат. «карты мира»). Эти карты носили теоретическое, а не прикладное значение и помогали формировать представление людей о мире.

С другой стороны, были портуланы — морские карты, пришедшие на смену античным периплам (описаниям мореплаваний, служивших руководством путешественникам). Портуланы вошли в употребление в эпоху, когда появились компасы, и применялись в первую очередь для морской навигации — чаще всего ими пользовались торговцы из Италии и каталонских портов. Такие карты весьма схематично изображали внутреннюю часть суши, но при этом досконально — береговые линии, мысы и острова. Портуланы фиксировали уже проложенные торговые пути и охватывали акватории от Чёрного моря до Атлантического побережья.

Особенностью портуланов является разметка компасных направлений
Во второй половине XVI века нашёлся человек, который творчески объединил эти два направления. Он создал карту, связавшую теоретические наработки космографов и практические свидетельства моряков-современников. Новаторство заключалось в том, что она одновременно позволяла определить местоположение и проложить по компасу морской маршрут на дальние расстояния.

КАРТА МЕРКАТОРА
В 1512 году в семье сапожника Губера Кремера в маленьком голландском городе Рупельмонде родился седьмой ребёнок, которому дали имя Герард. Именно ему спустя десятилетия было суждено стать прославленным картографом. В юношестве Герард остался без отца и средств к существованию, но благодаря дяде Гизберту, который взял над ним шефство, смог получить достойное образование в гимназии.

Портрет Герарда Меркатора
Портрет Герарда Меркатора из книги «Атлас, или Космографические размышления об устройстве мира и получении изображения» 1595 года
Следуя моде эпохи, Герард поменял свою немецкую фамилию Кремер («торговец») на её латинский эквивалент — и стал Меркатором. Он переехал в Лувен, где окончил местный университет, считавшийся по тем меркам лучшим в Северной Европе, и занялся изготовлением глобусов и географических карт.

Последнее и принесло ему славу. Герард Меркатор, насколько известно, никогда не покидал сушу, но, несмотря на это, он создал карту, принцип построения которой лежит в основе всей морской навигации. «Новое и улучшенное изображение земного шара, в первую очередь для мореплавателей» — под таким названием на латыни в августе 1569 года вышла в свет работа, вобравшая в себя все знания о географии того времени.

1. Карта как объект
Карта отличается от типичных космографических изображений того времени — мир на ней представляется прямоугольным, а не овальным, круглым или даже в форме сердца. Она состоит из 18 листов, их можно сложить в атлас или склеить в стенную версию.


Масштаб увеличивается от экватора к полюсам, для экваториальной зоны он составляет 1:21 000 000. Карта охватывает пространство от 80˚ с. ш. до примерно 67˚ ю. ш., Северный полюс сильно искажается, поэтому вынесен отдельно. На карте нет государственных границ — Меркатор создал не политическую, а научную карту известного ему мира.

Выгравированные самим Герардом Меркатором оригинальные медные листы были утеряны, но сегодня известны три сохранившихся печатных экземпляра карты. Они хранятся в Национальной библиотеке Франции, Морском музее Роттердама и Библиотеке Базельского университета. Все три набора листов слегка отличаются друг от друга, возможно, потому, что время не пощадило бумагу, на которой напечатана карта. Перед вами собранный и обработанный экземпляр карты из Библиотеки Базельского университета.

2. Примечания
Меркатор находчиво использовал пространство неисследованных территорий Северной Америки, Тихого океана и Южного полушария — эти пустоты он занял авторскими заметками о магнетизме и географии полярных областей, описаниями крупных рек, а также методологией создания карты и информацией о дате и месте публикации. Суммарно эти пояснения занимают почти десятую часть всего изображения.

3. Северный/магнитный полюс
Безусловно, Меркатор не знал, как на самом деле выглядит Северный полюс. Тем не менее ему удалось составить первое в истории картографии детальное описание Арктики.

Изображение четырёх островов, два из которых пригодны для жизни, с водоворотом, засасывающим моря в глубь Земли, вероятно, появилось благодаря свидетельствам двух современников Меркатора. Судя по очертаниям этих земель, путешественники Фробишер и Дэвис в действительности доплыли всего лишь до островов Северной Канады.

Кроме того, Меркатору помогла счастливая находка, или, выражаясь на латыни, Inventio Fortunata — одноимённая книга приблизительно XIV века, содержавшая первые рассказы о путешествии к Северному полюсу. Поскольку запись была вскоре утеряна, до Меркатора эти сведения дошли в пересказе исследователя Якоба Кнойена. Исходный текст был составлен монахом-францисканцем из Оксфорда, который якобы совершил несколько экспедиций на север по поручению короля Англии Эдварда III. Теоретически это было возможно — в ту пору в норвежском Бергене действительно проживало много англичан, и священник мог присоединиться к местным в путешествии к берегам Гренландии, если не дальше.

Средневековый путешественник достиг полюса по компасу, который в ту пору только начали использовать. Однако тогда он ещё не мог знать, что Северный полюс не равен магнитному, куда на самом деле привела его стрелка, обращённая на север.


Меркатор, скорее всего, уже знал, что магнитный полюс и Северный — разные вещи. Поэтому в дополнение к огромной чёрной горе в центре водоворота он поместил вторую скалу в район Берингова пролива, полагая, что истинный магнитный полюс находится там.

4. Нулевой меридиан
Меркатор был уверен, что с местонахождением магнитного полюса прочно связано положение другого географического объекта — нулевого меридиана. Сегодня мы знаем, что, строго говоря, не так важно, какой из меридианов считать нулевым. Это лишь условная точка отсчёта географической долготы. Но Меркатор считал, что нулевой меридиан не определяется произвольно. Его можно вычислить, проведя линию через два Северных полюса — географический, то есть найденный по Полярной звезде, и магнитный, выявленный по компасу. Фламандский картограф ещё не знал, что магнитный полюс подвижен.


У учёного было две версии относительно точки, в которой направления на оба полюса совпадают. Он посчитал более обоснованными доводы в пользу группы островов Кабо-Верде (Сал, Боа-Вишта и Маю). Но также на всякий случай он отметил ещё один магнитный полюс с учётом того, что нулевой меридиан мог проходить у острова Корву в архипелаге Азорских островов, ожидая, что мореплаватели рано или поздно уточнят эту информацию.

По решению Международной меридианной конференции 1884 года за нулевой был принят меридиан Гринвича, который проходит через Гринвичскую обсерваторию в Великобритании. Неизменным остаётся тот факт, что выбор начального меридиана является результатом международного договора, а не базируется на законах природы, как предполагали некоторые картографы XVI века, в том числе и Герард Меркатор.

5. Южный континент
Существование на юге крупного материка предсказал ещё Аристотель. Затем другой древнегреческий учёный, Страбон, окрестил этот гипотетический континент как Terra Australis Incognita (с лат. «Неведомая Южная Земля»). А ещё один их соотечественник Птолемей отобразил этот материк на своей карте. И хотя во времена Меркатора знания о Неведомой Южной Земле пополнились гораздо более точными эмпирическими данными, при составлении своей карты фламандский картограф руководствовался именно работами Птолемея.

Южный континент у Меркатора простирается далеко на север и включает в себя Антарктиду и более половины территории современной Австралии, о существовании которых на тот момент ещё не знали. Современники Меркатора по старинке полагали, что большое количество суши в Северном полушарии должно «уравновешиваться» не меньшим в Южном — иначе бы Земля «перевернулась».

Впрочем, эта версия противоречит тем свидетельствам, которые приводит сам Меркатор в своих примечаниях. Например, он цитирует итальянского путешественника Лудовико ди Вартему, обнаружившего за островом Большая Ява (нынешняя Ява) материк, периметр которого составляет около двух тысяч миль. Это в десятки раз меньше территорий, обозначенных на самой карте.

Южный континент — идеальный пример того, как Меркатор умудрился смешать в своей работе одни источники, близкие к правде, оставленные его современниками, и другие — устаревшие со времён Античности. Порой он полагался на авторитет своих предшественников даже в тех случаях, когда речь шла о неточностях размером с целый материк.

6. Ожидание/реальность
Если наложить контуры современных материков на карту Меркатора 1569 года, сразу бросаются в глаза несоответствия.

Чем дальше от Европы, тем менее детальна карта. Наиболее точно изображён Старый Свет — Европа, Азия, Африка, но и здесь есть несовпадения. Так, геометрия Средиземного моря на карте 1569 года, по мнению некоторых учёных, основывалась на устаревших трудах Птолемея — побережье слишком вытянуто с запада на восток. Меркатор, вероятно, положился на авторитет античного предшественника, не взяв в расчёт более точные современные портуланы.

Очертания Нового Света — Северной и Южной Америки заметно деформированы. Вовсе нет Австралии — первая задокументированная высадка европейца Виллема Янсзона на её берег состоится только в 1606 году. Отсутствует и самый южный континент — Антарктида. Она будет открыта только через 250 лет после публикации карты — в 1820 году. Даже если бы Герард Меркатор знал об Антарктиде, материк оказался бы за границей нижнего края изображения, поскольку карта 1569 года охватывает пространство только до примерно 67˚ ю. ш., а большая часть континента располагается южнее.

7. Подслушано Меркатором
Составляя карту на слух, Меркатор опирался на локальные легенды и байки моряков-путешественников. Поэтому в его изображении земной поверхности соседствуют достоверные описания первого кругосветного плавания и мифические рассказы о суше в приполярных широтах, заметки о быте и нравах жителей разных стран, о разнообразии фауны и многом другом.

На карте 1569 года множество мелких текстовых описаний. Мы выбрали 25 замечаний, порой забавных и парадоксальных. Попробуйте найти на карте:

8. Карта навигатор.
Морские карты, методологию которых частично позаимствовал Меркатор, также называют компасными или румбовыми. Румбовые линии — это прямолинейные лучи, исходящие радиально из одного центра с одинаковым углом 11,25˚ между ними. Всего таких направлений 32, в соответствии с числом делений на компасе. Пучки этих линий называют розами румбов, на карте Меркатора их 20. С их помощью как строили сами карты, нанося поверх сетки контуры береговой линии, так и составляли маршруты морских путешествий.

Для мореплавателей Меркатор добавил графическую инструкцию Organum Directorium. По задумке автора с помощью этой схемы можно было определить направление и курс корабля, найти координаты и даже рассчитать расстояние между пунктами.

На карте Меркатора, как и на ранних портуланах, между портом отправления и портом назначения прокладывался маршрут, состоящий из прямых линий, для каждой из которых подбиралось параллельное ей направление в розе румбов. Именно по этому направлению и определялся курс корабля: cудно управлялось таким образом, чтобы по ходу плавания курс, контролируемый компасом, оставался постоянным. Предшественники Меркатора ошибочно полагали, что эта прямая и есть кратчайшее расстояние между портами. Такая система навигации работала в плаваниях на короткие дистанции, но в дальних путешествиях отклонение судна от заданного курса становилось значительным.

Найти решение этой проблемы удалось именно Герарду Меркатору. Он не был первым, кто при построении карты мира использовал технику составления морских карт, но только на его карте с помощью румбовых линий стало возможно строить маршруты на большие расстояния.

За несколько десятков лет до выхода карты Меркатора на тему непригодности современных портуланов в далёких плаваниях высказался португальский учёный Педру Нуниш. Проблема заключалась в том, что карты того времени не учитывали, что меридианы сходятся у полюсов. Кроме того, навигация зависела от показаний компаса, стрелка которого в разных частях света могла по-разному отклоняться от направления на север из-за магнитного склонения (разница направлений на магнитный и Северный полюса).

Именно Нуниш ввёл в оборот термин «локсодромия» — кривая, пересекающая меридианы под одним и тем же углом. Плавание по локсодромии значительно упростило штурманские расчёты и позволило прокладывать различные курсы судна просто с помощью измерителя и транспортира. Локсодромии как следованию постоянному курсу учёный противопоставил ортодромию, то есть плавание по кратчайшему расстоянию (плавать по ортодромии стало возможным только в XX веке с появлением электронных навигационных приборов).

Пример построения локсодромии и ортодромии между Москвой и Нью-Йорком на карте в проекции Меркатора
Изображение локсодромии на карте 1569 года в виде прямой линии является самым ценным свойством карты Меркатора, сделавшим её незаменимой в морской навигации по сей день.

Средневековые румбовые карты иногда тоже ошибочно называют локсодромными. Это неверно: прямая линия может быть локсодромией только на карте, построенной в проекции Меркатора (проекция — это отображение поверхности Земли или какой-либо её части на плоскость, необходимое для построения карты).

Но как именно эта проекция была сделана, мы не знаем до сих пор — картограф не оставил вычислений или описаний метода построения. При этом он, возможно иносказательно, сравнивал собственное изобретение с разгадкой одной из неразрешимых задач математики, известной как квадратура круга.

Сфера спроецирована на плоскость новаторским и самым подходящим способом, разрешая загадку квадратуры круга настолько безукоризненно, что остаётся, похоже, лишь привести доказательства, о чём я не раз слышал из его уст.
Вальтер Гим, друг и автор биографии Меркатора
Многие исследователи сегодня сходятся в том, что фламандский мастер применил исключительно графический метод построения сетки и никаких сложных математических расчётов для этих целей он не использовал. За основу проекции он взял таблицы румбов — наборы координат, составленные мореплавателями. Меркатор максимально эффективно использовал те знания современников, которые были ему доступны. Однако поскольку никаких указаний о своём картографическом методе автор не оставил, хотя и обещал, воспроизведение, распространение карты и применение её моряками на практике задержалось на несколько десятилетий.

В 1599 году, спустя 30 лет после выхода карты, британский учёный, разработчик навигационного оборудования, а также участник пиратской экспедиции Эдвард Райт опубликовал работу «Некоторые ошибки в навигации». Автор вывел тригонометрические уравнения, впервые математически обосновавшие устройство проекции Меркатора. В предисловии учёный попытался избежать возможных упрёков в плагиате:

Должен ответить по поводу карты Меркатора: изначально я хотел исправить огромное количество грубых ошибок и нелепостей. <...> Объяснения, как карта была сделана, я не нашёл ни у Меркатора, ни у кого-либо ещё.
Эдвард Райт, профессор математики
Заслуга Меркатора в том, что он создал правдоподобное изображение Земли, а заслуга Райта в том, что он рассчитал математическое обоснование проекции, создав таблицу и вычислив для каждого градуса возрастающей широты коэффициент изменения масштаба на соответствующей параллели. Райт доказал, что карта «конформна», то есть искажения, где бы они ни возникали, пропорциональны. Благодаря таблице Райта, можно легко скорректировать расстояние на любой широте, но даже без таблицы мореплаватель может довериться локсодромному курсу по розе румбов, и рано или поздно он доберётся до точки назначения. Именно Райт дал морякам ключ к карте Меркатора.

Дальнейшее развитие науки позволило сделать эту проекцию ещё более точной — и с годами она становилась всё меньше похожа на карту 1569 года. По сей день целый ряд проекций носит имя фламандского картографа XVI века. Например, в GPS-навигации используется Universal Transverse Mercator, или, проще говоря, UTM (универсальная поперечная проекция Меркатора).

ЗЕМЛЯ ПЛОСКАЯ
Ничто не представляет Землю столь же правдоподобно, как глобус, и любая попытка развернуть шар в плоскость неминуемо приводит к искажению изображения. Чтобы оценить, насколько на самом деле правдива проекция Меркатора, следует пояснить, как картографы решают проблему изображения земного шара на плоской поверхности и какие проекции бывают. На сегодняшний день существует две классификации.

Во-первых, проекции различают по виду вспомогательной поверхности, в качестве которой обычно используют плоскости, а также цилиндры и конусы — эти геометрические фигуры можно «развернуть» без сжатия и растяжения.

Земной шар проецируется на плоскую поверхность, касающуюся глобуса в любой его точке — чаще всего используют полюс, но возможна любая другая ориентировка проекции
Этими тремя видами современная картография не ограничивается. Есть и более изощрённые варианты: круговые, псевдоцилиндрические (например, проекции Сансона в виде юлы), псевдоконические (например, проекции Бонна в виде сердца), поликонические (например, проекции Хасслера в виде яблока).

Во-вторых, проекции делят по типам искажения. Как уже было сказано, полностью избавиться от деформации не получится, но можно избежать искажения одних параметров ценой других.

Вопрос, чем именно пожертвовать, решается в зависимости от задач, которые выполняет та или иная карта. Допускаются искажения длин, углов, площадей или форм. Искажение длин встречается на всех картах. Три остальных являются его следствием, и чем больше искажения углов, тем меньше искажения площадей, и наоборот. Таким образом, по данной классификации проекции делятся на три типа: равноугольные, равновеликие и равнопромежуточные.

Резюмируя, проекция Меркатора является, во-первых, цилиндрической, во-вторых, равноугольной. Именно то обстоятельство, что компасные направления наносятся на карту в виде прямых, пересекающих параллели и меридианы всегда под одинаковым углом, сделало эту проекцию идеальной для морской навигации. В случае неполадок с электронными приборами штурман сможет привести судно в точку назначения, используя только компас и карту.

Но всецело полагаться на Меркатора не стоит, так как фактические площади стран и континентов в этой проекции не соблюдены — масштабы зависят от широты, то есть чем дальше от экватора, тем больше искажается размер. Так, например, реальные размеры России без искажений оказываются куда более скромными, чем мы привыкли думать.

В действительности Россия почти вдвое меньше Африки. Гренландия кажется сопоставимой с Южной Америкой, хотя на самом деле меньше её в восемь раз. Канада незначительно больше США, а на вид — вдвое. Великобритания в два раза меньше Мадагаскара, а кажутся они почти одинаковыми. Огромная Антарктида по факту лишь немного крупнее Австралии.
Сегодня к картам порой обращаются, споря о геополитике, но, как видите, это может привести к опасным заблуждениям. Все карты врут. В той или иной степени.

НАСЛЕДИЕ АТЛАНТА
Имя Меркатора стало нарицательным в отношении картографической проекции, но, к сожалению, остальные его достижения оказались практически забыты. Вскоре после выхода своей первой карты мира молодой Меркатор принялся за создание земного глобуса, который изготовил уже в 1541 году.

Глобус не только прославил Меркатора среди единомышленников, но и сделал возможным его знакомство с правителем Священной Римской империи Карлом V, который впоследствии неоднократно заказывал ему астрономические инструменты и пособия по их использованию. Увы, близость к императору не уберегла Меркатора от репрессий на религиозной почве — гонения на еретиков в Нидерландах несколько раз ставили под угрозу не только деятельность картографа, но и его жизнь.

Лишь в 1551 году, по прошествии десяти лет, когда мастер закончил работу над своим небесным глобусом, изображающим звёздное небо, ему удалось переехать в Германию. После того, как между императором Карлом V и одним из местных князей был заключён договор, гарантирующий терпимость к протестантам, Германия стала привлекать эмигрантов со всей Европы. Атмосфера в Дуйсбурге, где Меркатор и прожил остаток своих дней, оказалась наиболее толерантной.

Стараниями Меркатора производство карт из ремесла начало превращаться в точную науку. Поэтому помимо изображения земного и небесного пространства мастер занимался разработкой необходимых для картографии инструментов. Это, например, армиллярные сферы и астролябии, служившие для определения координат небесных тел. В настоящее время в мире опознано всего три астролябии, создание которых приписывается лично Меркатору. И первая из них была идентифицирована во Флоренции совсем недавно — в 1994 году. Следом именные монограммы мастера — GMR (Gerardus Mercator Rupelmondanus) были обнаружены ещё на двух астрономических приборах — они хранятся в чешском Брно и немецком Аугсбурге.

Мало кто помнит, что именно Меркатору принадлежит авторство понятия «атлас». Под Атласом (более известным как Атлант в российском переводе древнегреческих мифов) он имел в виду не титана, поддерживающего небесный свод, а мудрого космографа из позднего варианта античной легенды.

Прототип атласа как систематизированного собрания географических карт был создан ещё Птолемеем. На волне Великих географических открытий идея такого труда будоражила умы современников Меркатора. Сам фламандский мастер опубликовал собственный план создания мирового атласа еще в 1569 году, в год публикации уже известной нам карты. Но в непосредственной реализации проекта его опередил товарищ — Абрахам Ортелий, выпустив «Зрелище мира земного» уже в 1570 году. Впрочем, Меркатора это не остановило, и до самой смерти он корпел над составлением своего последнего титанического труда. В итоге «Атлас, или Космографические размышления об устройстве мира и получении изображения» был опубликован целиком в 1595 году. В состав вошли 107 карт, в том числе и свежие карты Германии, Дании и России, добавленные его сыном Румольдом.

Каким образом «Атлас» Меркатора попал в Москву — неизвестно. Вероятно, его мог привезти один из будущих переводчиков — оба они бывали за границей. Задолго до начала совместной работы в Посольском приказе один из них, Богдан Лыков, попал в плен в ходе шведско-польской войны и провёл 16 лет в Речи Посполитой. Второй, Адам Турн, возглавлял посольство римского императора в Персию, но был задержан в России по политическим причинам и пленён — пожизненно. По прошествии более чем 20 лет невольного пребывания в России Адам перешёл на службу московскому государю и крестился под именем Иван Дорн.

В ту пору, приблизительно в 1637 году, Лыков и Дорн принялись за перевод «Атласа». Очевидно, Дорн лучше понимал латинский текст, а Лыков помогал грамотно выразить мысль по-русски. Справедливо было бы назвать эту работу скорее пересказом, чем переводом: зная русскую жизнь не по книгам, Дорн и Лыков частично изменяли и правили исходный текст. Так, в самом начале было вырезано ложное утверждение о том, что Россия состоит из двух частей — Чёрной и Белой, так как о Чёрной России (термин, иногда употреблявшийся в Западной Европе в отношении Белоруссии и Литвы) здесь никто не слышал. Переводчики ликвидировали путаницу между двумя Новгородами — Нижним и Великим. Немного сбавили пафос рассказов о мёде: в оригинальном тексте говорится, что его в России так много, что «находят иной раз целые горы мёда, и люди, и звери, угодив по неосторожности в такие медовые озёра, рискуют погибнуть», а один крестьянин, например, упал «в огромное дупло и глубокая медовая трясина засосала его по грудь». Некоторые нюансы ускользнули от понимания переводчиков: не признав в слове «Борисфен» латинское наименование Днепра, они описали Смоленск не как город, который омывается Днепром, а как город, который царь Борис обвёл с одной стороны каменной стеной, с другой — рвом. Что примечательно, эта ошибка оказалась близка к правде: Смоленск действительно был окружён крепостной стеной именно во времена правления Бориса Годунова.

Его не стало в 1594 году. В Европе тем временем продолжалось противостояние между католическим Югом и протестантским Севером. К счастью, напряжённая религиозно-политическая обстановка не стала непреодолимым препятствием для будущих картографов Старого Света. Мыслители грядущих веков продолжили дело Меркатора и его современников, постепенно уточняя и научно доказывая принципы построения карт, разгаданные автором проекции интуитивно.

Кто бы ни был ты, прохожий, не бойся, что этот небольшой ком земли давит, как груз, на погребённого Меркатора, ибо вся Земля не бремя для человека, который, подобно Атласу, нёс на своих плечах всю её тяжесть.-
Эпитафия на могиле Герарда Меркатора в Дуйсбурге.

По сей день проекция Меркатора применяется для составления морских и аэронавигационных карт. В видоизменённом варианте она используется и для топографических карт суши, выпускаемых в США, Канаде, Франции, Германии и других странах. Она же является основой карт Google и «Яндекса», а также используется в большинстве навигаторов, знакомых каждому автовладельцу. «След» Меркатора можно обнаружить даже за пределами Земли — все снимки, сделанные спутниками Sentinel-2 и Landsat, передаются именно в его проекции.

Карта Меркатора оказалась настолько удачной и практичной, что мы и 450 лет спустя регулярно сталкиваемся с ней в повседневной жизни. И порой, размышляя о мире, некоторые из нас представляют его в проекции Меркатора.
Tags: география, интересное, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments